Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

bridge

(no subject)

не очень статусным способом обрел вертящееся кресло. старое. нестабильное. но галилей тут всё за меня сказал.
да, читатель, оно паслось у загончика с мусорными баками. еще и с бокрёнком, черненьким таким офисным. теперь он там один.
хотя бы, судя по состоянию бортовой механики, его выпустили в осень не потому, что в нем кто-то умер или описался
пахло каким-то корвалолом, теперь пахнет шампунем, которым я его помыл, пусть из них in the long run победит достойнейший
сижу, и меня натурально укачивает
сижу и понимаю, что изностальгировался по чужой мебели

не ну то есть, я тоже это подумал, "опустившийся лысеющий медвежонок таскает кресла с помоек, романтизируй это"
с другой стороны, когда три двадцатых века назад начинался этот журнал, я жил в полуподвале виллы с компьютером атари, хомяком и просрочившей внж матерью
и ничего, был молод, гениален и зарабатывал больше, чем когда-либо до этого держал в руках

так вот, по чужой мебели
не которую я помню двадцать лет и тридцать
а той, которая молча знает свое и быт чуть-чуть превращает в театр
видите вот, мне впервые за долгие фридомкраи есть что сюда по-настоящему написать
не куда-нибудь еще
fly

по флеймам

Еще на Стихи.ру стало ясно: единственное, чем я могу гарантированно вызвать к себе общественный интерес, — это одна очень редкая и будоражая моя особенность.

Я терпеть не могу Иосифа Бродского.

У мыслящей публики реакция неизменно такая, как если в глухой африканской деревне громко сказать на местном языке слово «привидение».

Однако, пиар-ресурс, причем выстраданный.
fly

сесть. встать.

К флейму о pentapod monsters, которые сидят в метро, когда рядом стоит женщина.

Тут две большие разницы на самом деле.

Когда в транспорте освобождается место, занимать его поперек девочки — это действительно очень и очень некрасиво.

Несколько другое — встать и уступить место девочке. (Девочки пожилые, беременные и т.п. здесь не в счет — строго говоря, беременным мальчикам тоже надо бы уступать место, просто беременных мальчиков в метро еще никто не видел.)

Ну так вот. В XXI веке некоторые правила былого гендерного этикета не столько даже архаичны, сколько пошлы.

Нужно быть именно пошляком, то есть сочетать в себе претенциозность с дурновкусием, чтобы в наше время, скажем, целовать ручку даме. Придерживать даме дверь сейчас нужно как можно более незаметно и ненавязчиво, строго без каких-либо галантных жестов. И, соответственно, когда оная дама заходит в вагон или автобус, где ты сидишь, — остается только унять в себе рыцаря. В крайнем случае, если рыцарь не унимается, — встать и сделать вид, что выходишь на следующей. А вообще кто воспитан так, что не может сидеть в транспорте, когда рядом стоит женщина, тот просто не должен садиться. Иначе получится вульгарно. Даже если на ту, кому уступит место, он произведет впечатление необыкновенного джентльмена.

Все классические условности в отношении женщин исходили Collapse )
def

без назв.

Страшный пост. «Звереет сердце, каменеет кулак».
Страну я эту ненавижу. Холодно и стойко ненавижу. Но больше всего меня трясет от здешних местных жителей. Хотя это я вру, местными их назвать трудно, ибо местные - это мы, и этой мой дед, будучи лет шестьдесят назад главным архитектором, строил этот город, и чью фамилию потом даже не вписали в историю города, и вышло, будто его отстроили местные, которым тогда было чуть больше совершеннолетия. Это потом уже появились "местное" население - когда началась перестройка, межнациональные войны; когда массовая эмиграция вымела из страны всех русских, евреев, армян, казахов - в общем, все народности, кроме этой.
А в комментах — кто иной, как не наш старый знакомый, evg81поэт Евгений Никитин.
Если все действительно так, то Вам лучше не скандалить, а спрятаться и не высовываться, чтобы выжить в этой ситуации.

http://www.livejournal.com/users/katastrofi4eski/137323.html?thread=789611#t789611
Феноменальная все-таки личность. Жемчужина, а не человек.

Пойду бревно из глаза вынимать.
  • Current Mood
    morose morose
fly

мне очень жаль.

Удалю из френдов любого, кто продублирует у себя информацию про Литовского Мальчика™.

Пусть у нас свои дети перестанут умирать, а потом подумаем над помощью гражданам Евросоюза.

Я не упатриотский дуб в этом смысле, и вы это знаете. Но вот именно сейчас это вечное «как стало надо, так про Россию вспомнили» меня вдруг достало. Взяло и совершенно неожиданно очень, очень достало.

Мальчик ни при чем, и всяческой ему поддержки сил этого и не этого мира. Но за благотворительностью извольте туда, где беременные на 9-м месяце не просят милостыню в переходах. Например, сюда, в Чехию. Благо и виз теперь не надо.
fly

станут взрослыми ребята, разбредутся кто куда

Чего я никогда не мог понять скудным умом своим, так это того, почему все, ну буквально все, начиная с Набокова Владимира Владимировича и заканчивая совсем уж записными пошляками, всегда говорили и говорят о том, что детство - счастливейшая пора жизни, потерянный рай и тому подобное. Помните ведь у Пригова - "когда в матросочке нарядной...", как раз об этом стихи.

На самом деле детство - это АД.

[...]

Несчастные существа дети, мучения их длятся почти полтора десятилетия (хороший такой сталинский лагерный срок) и спасает их только то, что они еще не вполне понимают, насколько им плохо, а когда поймут, то уже, по счастью, многое забудут.

http://www.livejournal.com/users/olshansky/705545.html
Справедливо. И те, кто в матросочке нарядной, по большей части действительно пошляки.

Однако же, если отвлечься от матросочников, то я не вижу особого смысла в сведении счетов с детством. «Молча знать свое» не только удобнее, но где-то даже интереснее.

Мое детство неприятно было не столько обидами и неволей, сколько тягостной атмосферой сплошного неадеквата. Неадеквата и в отношении ко мне, и в моих реакциях, и внутри меня. Если взять цифровое фото и вытянуть до упора контраст и цветонасыщенность, получатся LSD'шно-дикие краски, в каких тогда рисовалась жизнь. И когда воссоздаешь картины детства уже в нынешней, более или менее нормальной палитре, видишь уже не кошмарный цирк, а просто равнодушно-замороченный мир, в котором помочь себе можно было гораздо проще, чем казалось.

Другой вопрос, что научиться этому было совершенно неоткуда.
Детство вообще удивительная субстанция. Потенциально способное обернуться наивысшей свободой, детство, как правило, обращается рабством, так как всецело зиждется на родительских плечах. Которые, вопреки расхожему мнению, отнюдь не всегда готовы сделать всё возможное ради.

http://www.livejournal.com/users/vishka/127370.html
Если к семье-и-школе предъявлять претензии по существу, то вот где: с какой такой радости за сверхцель воспитания ребенка (как декларативную, так и действительную) избрано — взрастить «достойного члена общества»? Со школой еще понятно, это социяльная инштитуция, но и значительная часть родителей стремится прежде всего сделать свое потомство удобным для общества, или же подготовить к каким-нибудь там свершениям. В итоге ребенок напичкан пропагандой о добре и приличиях, но разбираться в элементарном интерфейсе жизни должен самостоятельно.

Если это мальчик, то в лучшем случае он усваивает мачистский бред на уровне «давать сдачи» и «не плакать». Бред, ибо попробуйте в этих категориях обучить человека шахматам или боксу, а жизнь — такая же стратегия, только более обширная и размытая. Честь и бесстрашие — не пустые понятия, но они предполагают, где-то внутри, спокойную компетентность, осознание риска, предвидение последствий, умение взглянуть со стороны. Этим никто не занимается, и в итоге уже в детском коллективе добро и приличия летят на йух, и часто за ними летят смелость и достоинство, если вообще были.

Что внушают девочкам, я толком не знаю. Подозреваю, что нечто еще менее совместимое с жизнью.

Почему так? Collapse )
bridge

как я смотрю на это дело

Написано в комментах для krylov, пожалуй что вынесу на обозрение.


Есть у русского человека одно свойство, замечательное «в разрезе вечности», но громоздкое на практике. Это практически полная неспособность смешать Божий дар с яичницей. Получается всякий раз взвесь, яичная масса с этими вот пузырьками.

На западе взяли понятие индивидуализма (с некоторых пор гулявшее в тамошних элитах, но далековатое от западного обывателя) и под его метафизику подогнали массу полезных в хозяйстве фиговинок. Это, да еще богатства, понатасканные с четырех континентов, породило либерализм. Чья политическая составляющая просто самоочевидно лучше всего, что было раньше, и особенно — даже не в плане гражданских свобод, а в плане недопущения к власти психов (я об этом писал). Ну а экономическая и культурная составляющие — это, как говорится, на любителя.

Русский человек изначально более индивидуалистичен, чем западный. Индивидуализм — вроде снега: на западе это «ой, ах, уайт крисмас», а нам с ним жить и мы знаем, как он пачкается. Либерализма в России не получается, вероятно, оттого, что это смесь БД с яичницей. (Ну, еще, понятное дело, ацтекского золота не натырили, но тогда бы вообще все развилось по-другому). Нам одинаково легко и быть возвышенными аскетами, и потребленчески оскотиниться, и чередовать эти два состояния, но вот для здоровой середины мы недостаточно, наверно, простые парни. И вот на этом фоне появляются национальные проекты, представляющие собой смесь — уже полноценную смесь, а не гель — Collapse )
  • Current Music
    Banda Bassotti - El paso del Ebro
  • Tags
bridge

«Поставишь крестик - это типа твой фраг!» ©

Ключевой момент демократии — не выборы, а остракизм.

Либерализм, со всеми его заморочками, нужен по одной простой причине: политический строй в любой стране должен быть психически нормальным. При коммунистическом, соборно-имперском или любом другом режиме, основанном на полном примате общественного/национального/божественного над частным, невозможно жить не столько потому, что негде выпить кока-колы, или нет сексуальной свободы, и даже не совсем потому, что тебя в любой момент могут просто так арестовать. А потому, что такой строй психически ненормален. И вышеупомянутое — это только следствия. Можно жить при любых запретах. Невозможно жить, когда государственная власть проявляет себя как кривляющийся сумасшедший. И заставляет тебя не только это терпеть, но и подыгрывать ей, под страхом больших неприятностей. В сущности, любой тоталитарный режим — это резонанс чьего-то личного психоза на всю страну. Психоза кучки людей, иногда одного человека. Тайная полиция, тюрьмы-доносы, энтузиазм толпы — просто отражение застарелых обид и неадекватностей того, кто у руля, того, у которого просто-напросто съехала крыша оттого, что дорвался до такого офигенного катарсиса. Что бы там ни было на знаменах. И держится тоталитарная власть на психах пониже рангом, которые тоже «добывают свое маленькое счастье», мстя фрейдистским чудовищам. Поэтому, а не почему-нибудь, нужна демократия. И демократия первее всего прочего, первее даже свободы выборов, должна иметь исправно работающую систему остракизма. Либо что-то, что может ее заменить. Ее неплохо заменяет разделение властей при условии, что в политической культуре устоялось: сделать пару откровенно экстремистских заявлений означает себя похоронить. Суть неважна. Человек может быть тридцать раз прав, но если по повадкам он недвусмысленно выглядит на потенциального Вождя и Радетеля, до свидания. И в тех формально демократических странах, где это еще не просходит само собой, и где реально грозит приход к власти какой-нибудь такой харизматической личности — в общем-то, по-моему, очень даже стоило бы ввести процедуру вбрасывания в урны глиняных черепков. Раз в четыре года. Без обид. И пустыня может быть вполне комфортабельной.
bridge

суд да дело

uva сказал правильную и важную вещь — человечество делится надвое по эстетическим предпочтениям. Одни любят упоение революции, другие — ее эффектное подавление. uva себя относит ко вторым, я — к первым. В 15-16 лет я был анархистом, в школьной столовой флеймил за отмену денег и тотальную децентрализацию. Потом передумал и вернулся к еще более раннему (зародившемуся, на уровне эмоций, когда мне было лет 8-10) либерал-патриотизму, и готов признать, что изначальной «приманкой» была опять-таки идея антимарксистского бунта. Сейчас это, конечно, для меня не главное, хотя «протестность» при нынешней реакционной власти все еще актуальна и добавляет, так сказать, соли.

Но за исключением древней истории, приключенческой литературы и стратегических игрушек, эта эстетика — прикладная, и потому несвободна от этики. И от того, что сам принадлежишь к одной из вовлеченных сторон. Collapse )